Вы находитесь: Главная Словарь Ф


Февральская Революция

Написать письмо Печать PDF


Это буржуазно-демократическая революция в России в 1917 г. Она свергла царизм и в силу особенностей своего развития стала прологом Октябрьской революции. Сегодня много разговоров о том, что, "если бы не большевики", "если бы не Октябрь", то Россия после Февраля пошла бы капиталистическим путем и сегодня была бы процветающей страной цивилизованного капитализма. То, что история не знает сослагательного наклонения, знают все, но не все понимают, что это означает? А это означает только одно: само случившееся неизменно. Но литературную историю, истолкование случившегося можно переписать, что у нас и делается при каждом не только принципиальном, но и существенном повороте текущей политики. Отечественная, особенно советская история была одной при И.Сталине, другой - при Н.Хрущеве, третьей - при Л.Брежневе, четвертой - при М.Горбачеве и совсем-совсем на свой лад ее сейчас хотят переписать историки-демократы. Переписать историю можно и ее перепишут, но главная загвоздка в том, что переиграть саму историю нельзя, ибо, как гласит древняя мудрость, "даже богам не дано отменить случившееся". Именно в этом заключается смысл слов, что история не знает сослагательного наклонения: что было, то было, и никуда от этого не денешься. Но это вовсе не означает, что у людей, вершащих историю, нет или не было выбора. На любом этапе есть варианты, есть альтернативы, и за выбор осуществленного варианта, а равным образом за нереализацию возможно лучшего выбора несут ответственность перед историей те, кто реализовал, осуществил случившееся. Если бы было иначе, история была бы фатальной, и у нее нечему было бы учиться! Поэтому анализ возможных после Февраля 1917 г. альтернатив развития не противоречит науке. Такой анализ необходим, ибо позволяет уяснить не только богатый или небогатый выбор предоставила история россиянам, но и то, какие силы и лидеры несут ответственность за состоявшееся, и кто виновен за несостоявшееся. В рамках этого методологического подхода выясним: был ли возможен и насколько вероятен капиталистический путь России после Февраля 1917 г.? Абстрактно говоря, т.е. учитывая только наличные силы и их устремления, но не взвешивая их реальный вес, все возможно, в том числе было возможно и вступление России после Февраля на капиталистический путь. Что же касается реальности, то здесь дело обстоит так: шансов вступления России на капиталистический путь в 1917 г. было весьма мало (меньше, чем в 1914 г.), ибо общественно-политические силы, способные повести страну по этому пути, не умножали свои ряды и не усиливали свои позиции, а месяц за месяцем слабели. Основанием для такого общего вывода является учет уровня социальноэкономического и общественно-политического развития тогдашней России. Пронизанная противоречиями запоздалого развития капитализма, перераставшего в империализм, втянувший Россию в мировую войну, страна ЕЩЕ не имела необходимых предпосылок для успешного продвижения к социализму, но острота реальных антагонизмов и расстановка сил были таковы, что российская буржуазия УЖЕ не могла решительно выступать за утверждение страны на капиталистическом пути. Именно это "межеумочное" состояние "еще не" и "уже не" не только обусловило две революции 1917 г., но и вело к тем результатам, в которые в конечном счете вылился Октябрь 1917 г. Именно по этой причине и сама февральская революция была революцией больших ожиданий, ограниченных возможностей и неожиданных продолжений. Ожидалось, что эта революция устранит общественнополитические и социальноэкономические остатки феодализма и откроет для России капиталистический путь развития (будет устранено самодержавие и утвердится буржуазно-демократическая республика, будут разрушены устои феодально-помещичьего строя посредством раздела земли между крестьянами, чем будут созданы экономические основы частнособственнического строя). Однако этим ожиданиям не суждено было сбыться в силу реального противоречия между масштабностью подлежавших решению задач и состоянием естественного субъекта этих преобразований - российской буржуазии. Суть этого противоречия февральской революции, обусловившего необычный ход и неожиданный ее исход, заключалась в противоречии между объективно назревшими антифеодальными буржуазными преобразованиями и нерешительностью, колебаниями российской буржуазии, которая в условиях империализма и войны, при наличии уже сложившегося революционного рабочего класса больше боялась решительной победы собственной революции, чем царизма и остатков средневековья, а потому всячески уклонялась от осуществления своих исторических задач, уступая инициативу другим силам и тем самым предопределяя существенное изменение общего хода и исхода революции. Уже в Феврале 1917 г. политическая власть фактически "свалилась" в руки российской буржуазии, причем вовсе не благодаря ее собственным революционным действиям. Все обстояло проще: царистская власть сгнила, и было достаточно легкого движения широких масс, чтобы эта власть упала в две руки, породив двоевластие - Временного правительства, представлявшего устремления российской буржуазии, и Советов как выразителей интересов рабочих и крестьян. Однако все нараставшая в условиях завоеванных свобод политическая активность граждан наталкивалась на боязнь и нежелание властей дать мир стране, землю - крестьянам, свободу - народу. Нерешаемость насущных задач все накапливала и накапливала революционный потенциал неизбежного взрыва, все больше сужая возможности капиталистического выхода из кризисной ситуации. Вульгарные фальсификаторы событий 1917 г., никогда всерьез не изучавшие истории, часто "клеймят" большевиков за Октябрь, ставят им в вину вооруженное восстание. Но при этом они забывают напомнить, как настойчиво требовал народ мира, как далеко не одни большевики требовали от Временного правительства решительных мер по осуществлению задач буржуазной революции, выполнения программы "земли и воли". И что же? Кто провоцировал все новые и новые выступления масс? Кто мешал А.Керенскому, эсеру, крестьянскому лидеру принять и осуществить, скажем, декреты о земле? Никто! Но он этого не сделал! Когда накал политических страстей дошел до предела, и стало ясно, что, изуверившись во Временном правительстве, в его способности сделать чтолибо подобное, большевики, опираясь на требования масс, взяли курс на вооруженное восстание. Керенский, знавший об этом, вовсе не пожелал пойти навстречу требованиям народа, чтобы не допустить взрыва. Он самонадеянно рассчитывал на то, что его "силы порядка" легко усмирят бунтовщиков. Как отмечает американский советолог А.Рабинович, еще 24 октября (6 ноября) у А.Керенского была возможность направить события по другому пути. В этот день Предпарламент принял резолюцию, нацеленную на создание Комитета спасения из представителей городского самоуправления и Советов с тем, чтобы немедленно провозгласить радикальные реформы под лозунгом "земли и мира". Однако этот компромисс, с предложением которого к главе Временного правительства пришли виднейшие представители Предпарламента - Н.Авксентьев, А.Гоц и Ф.Дан, был отвергнут А.Керенским, высокомерно заявившим, что правительство "не нуждается в наставлениях и указаниях и само справится с восстанием". Как ему это удалось, и как развертывались события в дальнейшем, всем известно: капиталистический путь развития России был закрыт. Очевидно, что российская буржуазия, ее представители и союзники не пожелали взять на себя ответственность за капиталистическое будущее России, уступив власть большевикам, для реализации социалистических целей которых Россия тоже не была готова. Это подтвердил и caw Октябрь, и все послеоктябрьское развитие страны. Февральская революция. Прежде чем завершить изучение характернейших особенностей революции 1917 г., следует еще раз пересмотреть быстрое и довольно смутное развитие событий этого года. Это изучение должно нам помочь понять, почему события 1917 г. не являются столь ясными и отчетливыми, как их обычно представляет официальная историография. 1. ЧЕТЫРЕ ЭТАПА 1917 Г. Для обнаружения структуры событий 1917 г. необходимо последовательно представить четыре периода этого года, попутно резюмируя предыдущие события 1. Первое Временное правительство. Новый режим кажется очевидным правлением либералов, представителями которых являются Милюков и Гучков. Но это правление более чем иллюзорно. По мнению либералов, после свержения монархии и когда русский народ получил гарантии демократических свобод, не существует больше никаких внутренних проблем. Поэтому первая национальная задача заключается в том, чтобы покончить с войной, выиграть ее для защиты новой русской демократии и вдобавок для осуществлений нацинальных целей России на Балканах и в проливе Дарданеллы. Таким образам, общий демократический лагерь предполагает вести национальную войну. Эта политика либералов становятся еще более уверенной, когда США вступают в войну в апреле этого года: налицо с одной стороны, весь демократический лагерь союзников, к которым причислена и Россия, и центральные монархические державы - с другой. Но эта попытка либерального правления длится всего лишь два месяца, что разумеется, слишком мало. Либералы действительно остаются у власти до конца года, но после апрельского кризиса 1917 г. они перестают быть основной политической силой. 2. Интермедия умеренного социализма. После этого периода Временного правительства следуют два месяца умеренно-социалистической гегемонии: Керенский, эсеры, меньшевики, которые пытаются продолжить политику либералов, т.е. прежде всего продолжать войну. Однако на этот раз цель уже заключалась не в национальной победе классического типа, но в сохранении русской демократии от немецкой автократии. Кроме того, эти умеренные социалисты надеялись с помощью не только русского оружия, но и морального примера русской революционной армии оказать воздействие на народы стран-союзниц с тем, чтобы те в свою очередь оказали давление на свои правительства и принудили их к принятию перемирия без аннексий. Но моральный ореол русской революции не произвел особого впечатления ни на эти народы, ни на великие державы, еще меньше - на их правительства. Позиция Лондона и Парижа лишь стала еще тверже по отношению к Временному правительству, что выразилось, например, в том, что в Россию были посланы такие социалисты, как Альбер Томас, убежденные в обоснованности войны. Эта слабость морального влияния русской революции была удвоена военной слабостью: наступление Брусилова в июле окончилось поражением. С этого момента действенная социалистическая политика обрывается. В течение последующих четырех месяцев правительство Керенского пытается хотя бы сохранить то, что было уже достигнуто. Правительство в некотором смысле переживает самое себя, у него больше нет политической программы ни внутренней, ни внешней, потому что после поражения Брусилова оно не обладает никакими средствами воздействия ни на союзников, ни на Германию. Россия больше не может претендовать на то, чтобы оказывать влияние на международное положение. Сверх того, в отношении внутренних дел Временное правительство постоянно является мишенью как правых, так и левых, и все, что оно может сделать, - держаться до поры до времени в Зимнем дворце (едва можно поверить, что оно действительно находится у власти). После четырех месяцев поражение двух легитимистских формаций - кадетов и умеренных социалистов - вынуждает нас заключить, что эти две силы в той ситуации, какая была в 1917 г., не располагали никакой возможностью создать в России демократический, конституционный, парламентарный строй. Сожалеть об этом - значит попусту терять время. В 1917 г. это было невозможно. В 1914 г., если бы удалось сломить монархию, может быть, эти две политические силы обладали бы некоторой возможностью создать демократическое государство по западному образцу, но в 1917 г. это было невозможно, и тот факт, что две попытки в общей сложности продлились всего четыре месяца, весьма показателен. 3. Попытка правых сил. В июле-августе происходит новая попытка овладеть ситуацией для окончательной победы. Корнилов и правые кадеты, связанные с этим делом, рассуждали примерно так: поскольку двойная власть, Советы и эта попытка осуществления народно-революционной войны посеяли повсюду лишь беспорядок и анархию, необходимо устранить их, установить твердую власть, уничтожить анархию в армии и возобновить войну. Такова была цель Корнилова, но вскоре обнаружилось, что кроме правых кадетов национально-консервативная среда в целом не имела достаточной опоры в стране. Попытка, предпринятая Корниловым, была поражением более чем плачевным Таким образом, опасение контрреволюции, неотступно преследовавшее умеренных социалистов в период между февралем и августом, не имело никакого основания Правые круги были обезоружены, поскольку уже были обезоружены офицеры "Приказом № 1". Значит, и третья политическая сила проигрывает в этой игре: ни либералы, ни умеренные социалисты, ни правые не смогли выиграть. В конце августа 1917 г. наступает пустота: больше нет ни реальной власти, ни реального правительства в России. Керенский еще удерживается в Зимнем дворце и после кризиса, продолжавшегося месяц, создает последнее правительство: он собирает что-то вроде парламента (поскольку нет времени для избрания институционной ассамблеи), составленного в основном из видных представителей левых кругов и центра, что должно было придать существующему режиму хоть немного законности. Но все это имеет вид фантомов настоящего правительства нет, страна стремительно движется в пропасть, военные действия прекращены. 4. Захват власти большевиками. В этой образовавшейся политической пустоте большевики организуют заговор и осуществляют (кстати сказать, довольно непрофессионально) 25 октября государственный переворот, который ставит предел этой политической пустоте, но и большевики не могут управлять страной, поскольку она стала неуправляемой. Стало быть, в 1917 г. можно проследить четыре этапа в развитии русской политики, каждый из которых был отмечен некоторым искривлением. Всякий раз, когда та или иная политическая группа терпела поражение, она заменялась другой. Кризис был вызван, прежде всего, вопросом ведения войны: апрельский кризис, июльский кризис (когда военные подразделении отказывались идти на фронт). Корнилов пытался осуществить государственный переворот как раз для того, чтобы продолжать войну. Первым лозунгом большевиков был призыв к миру. Одним словом, вся политическая ситуация 1917 г. тесным образом связана с войной, что укрепляет и поддерживает известный тезис о влиянии войны на ход революции, и не только официальную советскую точку зрения о решающей роли русских социальных сил.
 

Поиск по сайту

Свежие новости

Голосование

В чьих интересах работает антикризисная программа власти?
 

Авторизация на сайте


Политический словарь

А
а2 а3 а4 а5            
Б б2 б3 б4 б5 б6 б7          
В в2 в3 в4             
Г г2 г3 г4 г5            
Д д2 д3              
Е                
Ж                
З                
И и2 и3              
К к2 к3 к4 к5            
Л л2               
М м2 м3 м4             
Н н2               
О о2               
П п2 п3 п4 п5            
Р р2 р3              
С с2 с3 с4             
Т т2               
У                
Ф ф2               
Х                
Ц                
Ч                
Ш                
Э э2               
Ю                
Я                
Symbol