Вы находитесь: Главная Словарь С


Сорокин Питирим Александрович

Написать письмо Печать PDF


(29 января 1889, село Турья Яренского уезда Вологодской губернии, – 11 февраля 1968, штат Массачусетс, США)
Родился в семье ремесленника, церковного реставратора. Эсер (с 1905). В 1906 в Кинешме был арестован, в 1907 освобождён. Сдав экстерном экзамены за курс гимназии в Великом Устюге (1909), поступил в Психоневрологический институт в Петербурге; стал секретарём социолога М.М. Ковалевского. В 1910 перешёл на юридический факультет Петербургского университета, ученик правоведа Л.И. Петражицкого; одновременно читал лекции по социологии в Психоневрологическом институте и Институте Лесгафта, вёл публицистическую деятельность, сотрудничал главным образом в научных журналах. В 1910 – 14 опубликовал около 50 работ, в том числе монографию по социологии "Преступление и кара, подвиг и награда" (1914). В феврале 1913 Сорокин арестован как активный эсер, но по ходатайству Ковалевского через несколько дней был освобождён. В 1914 по окончании университета оставлен при кафедре уголовного права и судопроизводства для подготовки к профессорскому званию; с 1916 приват-доцент. В годы первой мировой войны "оборонец", резко выступал против "пораженцев" (интернационалистов). В 1916 один из организаторов Социологического общества им. М.М. Ковалевского (стало базой для открытой в 1919 кафедры социологии Петроградского университета). После Февральской революции 1917 Сорокин писал: "Во имя защиты завоеваний революционной свободы от новых опасностей мы по-прежнему признаём законной и необходимой оборону страны от внешней опасности" (Канев С., Пути Питирима Сорокина, Сыктывкар, 1990, с. 7). В марте – апреле один из редакторов ЦО ПСР "Дело Народа", но после решения Петроградской конференции эсеров (22 апреля) о необходимости прекращения войны и образования социалистического правительства вышел из редакции и участвовал в создании газеты "Воля Народа", которая стала органом правого крыла ПСР, а Сорокин её главным редактором. Участвовал в подготовке и проведении Всероссийского съезда КД (май, Петроград); на съезде был избран в Исполком Всероссийского Совета КД, делегирован им в Особое совещание по подготовке Положения о выборах в Учредительное Собрание; на совещании выступал с докладом об осуществлении всеобщего избирательного права. В июле А.Ф. Керенский, после того как он возглавил Временное правительство, предложил Сорокину на выбор должности: товарищ министра внутренних дел, директора русской телеграфной службы (по другим данным, Русского телеграфного агентства), секретаря премьер-министра. Став секретарём по вопросам науки, готовил обзоры для Керенского. В дни выступления генерала Л.Г. Корнилова входил от Исполкома Всероссийского Совета КД в Комитет народной борьбы с контрреволюцией, но позже писал: "Для меня вся эта корниловская афера виделась трагической, а его мотивы... были абсолютно чистыми и патриотическими. Они были совершенно далеки от контрреволюционных идей" (Сорокин П., Человек. Цивилизация. Общество, М., 1992, с. 241). Сорокин выступал против созыва Демократического совещания, полагая его бесполезным, но затем участвовал в его работе. После решения (20 сентября) Демократического совещания создать Временный Совет Российской Республики писал в газете "Воля Народа": "Корниловский мятеж создал кризис власти... Пытаться заменить её Предпарламентом всё равно, что оказаться у разбитого корыта революции" (Канев С., указанное сочинение, с. 12). Сорокин голосовал за создание коалиционного правительства во главе с Керенским. Октябрьскую революцию Сорокин осудил, активно выступал против большевиков. В ноябре избран членом Учредительного Собрания (от Вологодской губернии по списку ПСР и Совета КД). 2 января 1918 был арестован и около 2 месяцев провёл в Петропавловской крепости. В марте переехал в Москву, сотрудничал в газете П.Б. Струве "Возрождение". Участвовал в деятельности "Союза возрождения России", который направил Сорокина вместе с Н.В. Чайковским на Север (Вологодская и Архангельская губернии) для подготовки антибольшевистского выступления. После объезда ряда городов остановился на Великом Устюге, где начал подготовку вооруженного восстания; намечался в состав правительства Северной области, которое предполагалось создать после свержения большевиков. Летом был арестован. В тюрьме написал письмо (опубликовано 29 октября в газете Северо-Двинского губисполкома "Крестьянские и Рабочие Думы", перепечатано "Правдой" 20 ноября), в котором констатировал провал эсеровской политики, заявлял о выходе из ПСР и об отказе быть членом Учредительного Собрания. Сорокин писал: "Истёкший год революции научил меня одной истине: политики могут ошибаться, политика может быть общественно полезна, но может быть и общественно вредна, работа же в области науки и народного просвещения всегда полезна, всегда нужна народу..." (см.: Ленин В.И., ПСС, т. 37, с. 188). В.И. Ленин в статье "Ценные признания Питирима Сорокина" (там же) сделал вывод о повороте мелкобуржуазной демократии от враждебности к нейтральности. В конце 1918 Сорокин, ранее приговорённый к расстрелу, был выпущен из тюрьмы. Вернувшись в Петроград, Сорокин возобновил с 1919 преподавание в вузах; в 1920 – 21 руководитель кафедры социологии университета, с 1921 – в Социологическом институте. Поддержал переход к нэпу как к политике, отвечающей чаяниям народа. В 1922 опубликовал на книгу Н.И. Бухарина "Теория исторического материализма" (М., 1922) "разгромную" рецензию; вскоре был уничтожен набор книги Сорокина "Голод как фактор", главы которой опубликованы в журнале "Экономист" (П., 1922, № 2, 4/5); 23 сентября с группой других учёных Сорокин был выслан из страны. Жил в Берлине, Праге. Позднее вспоминал: "Я серьёзно сомневался в скором падении коммунистического правительства и был твёрдо убеждён, что будущее России будет решаться русскими на Родине, а не эмигрантами" ("Грани", 1965, № 57, с. 204). Занимался преподаванием и издательской деятельностью. С 1923 – в США. Один из ведущих социологов (среди его учеников был будущий президент США Дж. Кеннеди). Сорокин писал: «Когда политический режим начинает рассыпаться, "вирус дезинтеграции" быстро распространяется всюду, заражая все институты власти, проникая во все щели. Падение режима – обычно это результат не столько усилий революционеров, сколько одряхления, бессилия и неспособности к созидательной работе самого режима... Если революцию нельзя искусственно начать и экспортировать, ещё менее возможно её искусственно остановить. Революции для своего полного осуществления на самом-то деле вовсе не нужны какие-то великие люди. В своём естественном развитии революция просто создаёт таких лидеров из самых обычных людей. Хорошо бы это знали все политики и особенно защитники устаревших режимов. Они не могут оживить такой отмирающий режим, как, впрочем, и другие не могут начать революцию без достаточного количества взрывчатого материала в обществе» (Сорокин П., Дальняя дорога. Автобиография, М., 1992, с. 37 – 38). M.E. Голостенов.
 

Поиск по сайту

Свежие новости

Голосование

В чьих интересах работает антикризисная программа власти?
 

Авторизация на сайте


Политический словарь

А
а2 а3 а4 а5            
Б б2 б3 б4 б5 б6 б7          
В в2 в3 в4             
Г г2 г3 г4 г5            
Д д2 д3              
Е                
Ж                
З                
И и2 и3              
К к2 к3 к4 к5            
Л л2               
М м2 м3 м4             
Н н2               
О о2               
П п2 п3 п4 п5            
Р р2 р3              
С с2 с3 с4             
Т т2               
У                
Ф ф2               
Х                
Ц                
Ч                
Ш                
Э э2               
Ю                
Я                
Symbol