Вы находитесь: Главная Словарь П


Политика

Написать письмо Печать PDF


(от греческого слова politika - государственное или общественное дело, polis - город-государство)
Это понятие, обозначающее отношения, взгляды (концепции) и действия в связи с определенным государственным устройством; сфера деятельности возникающая в социально-дифференцированном обществе при наличии государства. Ядром этой сферы человеческой жизнедеятельности являются отношения и действия, связанные с завоеванием, удержанием и использованием государственной власти, участием в формировании такой власти, в определении форм, задач и содержания ее деятельности. Вопреки марксистским вульгаризаторам, выводящим политику из наличия классов и их борьбы, в действительности политика возникает вместе с возникновением государства и существует вместе с ним, независимо от того, есть ли в обществе классы и классовая борьба. Хотя, разумеется, там и тогда, где и когда налицо антагонистические классы и государство, когда государство является дополнительной - политической - силой экономически господствующего класса, борьба между классами-протагонистами неизбежно обретает характер борьбы за государственную власть, за осуществление им определенных действий, т. е. характер политической борьбы. Не менее бесплодными представляются и противоположные попытки - оторвать политику от государства и интересов социальных групп, изобразить в качестве политики любую форму управления людьми: при таком подходе политика непозволительно расширяется, ибо тогда любые управленческие действия (внутри семьи, на стройке, на охоте, в учреждении или армии) объявляются политикой, что неверно. Связывая политику с отношениями и действиями людей, социальных групп по удержанию, завоеванию и использованию государственной власти, было бы неверно считать, что тем самым преодолены все сложности с определением политики. Сегодня трудно назвать другое понятие, которое вызывало бы столько споров и недоразумений в политической науке, как понятие самой политики - объекта и предмета изучения политологии. Не будет преувеличением сказать, что сам вопрос о сущности политики многих политологов заводит в тупик. И это не случайно: не будучи в состоянии диалектически подойти к природе самих понятий, не учитывая того, что существуют понятия, охватывающие не одно-два, а целый комплекс органически переплетенных связей, отношений и качеств, многие политологи теряются перед этой многоплановостью. Одни говорят о политике как о реальных отношениях людей по поводу государственной власти, другие называют политикой взгляды и концепции о государственном устройстве и его совершенствовании, третьи видят в политике умение или искусство государственного управления, четвертые заявляют, что политика - это концентрированное выражение экономики и т.д. и т.п. Обилие самых разнообразных характеристик политики, которые при поверхностном взгляде кажутся оторванными друг от друга и не сводимыми к какому-то общему знаменателю, и является, на мой взгляд, первопричиной алармистских настроений при попытках дать определение политики. Не отрицая сложности задачи, было бы неверно поддаваться паническим настроениям. Гораздо важнее применить к политике системный анализ, абстрагируя шаг за шагом ее конкретные аспекты и характеристики с тем, чтобы таким путем получить более полное представление о той системе органически переплетенных связей, отношений и качеств, которые во всей своей совокупности и выражаются понятием "политика". Трудно оспорить, что наиболее общим является представление о политике как понятии, характеризующем всю сумму реальных отношений граждан данного общества и его социальных групп по поводу существующего в нем государственного устройства. Это, прежде всего, отношения господства и подчинения между государством и его подданными, а также конкуренция и прямая борьба граждан и социальных групп по поводу использования государственной власти в своих интересах, взаимодействия и противоборства общественных сил в связи с конкретными действиями государственных органов, его целей и используемых средств, т.е. по поводу государственной политики. Если реальные отношения граждан и социальных групп вокруг действий государственной власти составляют самый первый, непосредственный слой политики, то ее "второй слой" включает совокупность взглядов, концепций, установок, отражающих, осмысливающих как реальные политические отношения, так и пути развития государства, т.е. все то, что составляет политику как специфическую форму общественного сознания в отличие, скажем, от правовой или религиозной форм сознания. Естественно возникает вопрос: что составляет главное содержание политической формы сознания, да и самой политики, есть ли здесь какая-либо путеводная нить Ариадны, которая позволила бы во всем многообразии выражаемых в политике устремлений выбрать главные, ключевые? Да, есть! Это - экономические интересы граждан, социальных групп. Именно они лежат в основе политики, в силу чего сама политика в значительной мере и является концентрированным выражением экономики. Если не вульгаризировать этот тезис, то он позволяет самые абстрактные политические баталии, противоборства возвышенных целей и высоких идеалов опускать на землю, обнаруживать за ними вполне конкретные экономические интересы и материальные устремления. Может показаться, что перечисленными характеристиками уже охвачены все основные стороны, аспекты политики как общественного явления, но это не так, ибо политика не есть нечто безличное, "ничейное". Конкретная политика - всегда результат сознательного выбора самих политиков, которые, хорошо или плохо учитывая общественные потребности и расстановку сил в обществе, из многих вариантов удовлетворения назревших потребностей стремятся выбрать наилучший. И здесь политика выступает как искусство, как искусство возможного, как профессиональное умение (или неумение) правильно определить политические задачи, выбрать средства, принять необходимые решения и обеспечить их выполнение. Сфера политики как искусства - весьма широкая сфера, ибо она в ходе анализа охватывает все стороны политики, политических отношений, решений и действий, но рассматривает их под своим специфическим углом зрения - через призму оценки, сравнения имевшихся политических возможностей, сделанного политиком выбора, удач и неудач в реализации принятых решений, через сопоставление итогов с задуманным и обещанным. Разумеется, данным перечнем разных сторон политики, характеристикой ее неодинаковых аспектов вовсе не исчерпывается вся суть политики (остается, скажем, соотношение политики и экономики; верно ли, что политика имеет первенство перед экономикой и почему; остается связь политики и идеологии; политической теории и государственной практики; проблема судеб государства и политики и т.д.).Но все же можно утверждать, что взятая в совокупности, в единстве даже только названных сторон и аспектов политика все же выступает как вполне определенное общественное явление, не растворимое в других социальных явлениях и не отождествляемое с ними. Само собой разумеется и то, что наука о политике, политология, если она действительно претендует на аккумуляцию знаний о политике, должна стремиться дать представление и о всей совокупности аспектов самой политики и систематическое знание хотя бы ее главных аспектов. Политика. С тех пор, как началось систематическое изучение политики, т.е., по существу, со времен Аристотеля и Макиавелли, предпринимаются все новые попытки определения политики. "Вся политика - это искусство, - так начинает X. фон Трайчке свой труд "Политика" (1897). "Она движется в мире исторических деяний, видоизменяется и порождает новые образования в то время, как мы говорим о ней. Поэтому любая теория не будет свободна от недостатков". За время, прошедшее с тех пор, как были произнесены эти слова, знаменующие отказ от любой политической науки в пользу искусства государственных деятелей, политика, хоть и стала наукой, но до сих пор не достигнуто единство относительно понятия "политика". Спорным остается вопрос о том, что же, собственно, является сущностью политики: власть, конфликт, господство, порядок или мир. Многочисленные противоположные определения политики можно классифицировать попарно в трех аспектах. 1. "Правительственные" - "эмансипаторские". Stаat und Politik. Bonn. 1991. S.490492. Автор - У. фон Алеманн (Германия). Исходя из представления о "государственном искусстве", сформулированного еще Трайчке, в центре определения политики как действия правительства находятся понятия "управление", "господство", "власть" и "иерархия". "Политика - это наука о целях государства и о наилучших средствах их достижения", - такое определение было дано в словаре Брокгауза в начале века (1903, т.13). Потом А Бергтики: "Под политикой мы понимаем искусство организовать и осуществлять руководство группами людей" О.К.Флехтгейм (1958) объединил понятие государства и понятие власти: " Политическую науку можно определить как специальное направление социальных наук, которое объективно-критически исследует государство в аспекте власти, а также все остальные феномены власти с привлечением иных целей, причем исследует в той мере, в какой эти феномены власти более или менее непосредственно связаны с государством". В политологии разных стран "власть" - это одна из важнейших категорий политики, хотя и подвергающаяся критике. Ведь несмотря на все попытки, начиная с Макса Вебера, конкретизировать это понятие, трудноуловимый, аморфный характер власти представляет собой проблему для фиксирующей свое внимание на власти политологии, которой грозит опасность стать "техническим пособником власти и властителей" (Зонтхаймер, 1952). Поэтому понимание политики как действий, направленных на эмансипацию, выделяет аспект ограничения власти путем участия, равенства, демократизации. "Практико-критическая политическая наука нацеливает на политическую теорию, интегрирующую результаты общественной критики. Понятие демократии становится для нее основным при анализе политически значимых, господствующих структур общества" (Каммлер, 1958). 2. "Нормативные" - "дескриптивные". Различные измерения понятия политики - это не исключающие друг друга категории, ведь и упомянутое понятие демократии относится к нормативным категориям. Более ярко это демонстрируют такие определения, как "политика есть борьба за справедливый порядок" (Зур, 1950), "политическая наука - это наука о свободе" (Нойманн, 1950) или "предметом и целью политики является мир. Мир - эта абсолютно политическая категория" (Штернбергер). Нормативное значение политики (т.е. чем она должна быть, каковы ее цели) поднимается до уровня основной политической категории. При этом, как демонстрирует, прежде всего, понятие "справедливого порядка", часто предлагаются гармонизирующие представления о всеобщем благе, которые предпосылаются политической этике. Подобное заострение внимания политологии на нормативности подвергается критике со стороны авторов, представляющих чисто дескриптивное определение политики. "Политика - это общественная деятельность, направленная на обязательное регулирование общественных конфликтов с помощью ценностей",- так Г.Лембрух (1968) перевел на немецкий язык распространенное системное определение политики, данное прежде Д.Истоном. 3. "Ориентированные на конфликт" - "ориентированные на консенсус". Упомянутая выше системная теория исходит из конфликта, как основного факта политики. Теории конфликта (представленные, например Л.Козером или Р.Дарендорфом) усматривают в нем основную пружину любого социального изменения, в отличие от прежних теорий гармонии, согласно которым только консенсус может привести ко всеобщему благу. Предпосылкой использования конфликта как основной категории в либеральных политических теориях является, впрочем, существование гибкой и потому стабильной структуры принципов мирного урегулирования конфликтов между социальными группами. Создание этой структуры возможно в плюралистическом обществе, в условиях представительной парламентской демократии, характеризующейся взаимодействием партий и групп интересов. Марксистское понимание политики также базируется на конфликте, однако оно подвергает критике либерально-плюралистические теории за их якобы антиисторический характер, защиту существующего строя и подчинение определенным интересам, за отсутствие сомнений в существующих правилах игры. "Политика - это борьба классов и их партий, государств и мировых систем за осуществление их социально-экономически обусловленных интересов и целей" (Клаус, Бур, 1975). Участники проходивших в последние годы политологических дискуссий прекратили поиски определения политики и рассматривают политику в обществе как многомерную структуру. С этой точки зрения, политика имеет, во-первых, институциональное измерение, установленное с помощью конституции, правового порядка и традиций. Правительства, парламенты, суды, комитеты и ведомства, школы и корпорации - четко просматриваемые институты конституционного правового порядка. Основы политического волеизъявления также закладываются через институты: выборы, право на свободу мнений, партии и союзы. Два остальных измерения политики - содержание и осуществление - устанавливаются в форме институтов; границы ее действия также определяются институтами. В английском языке это институциональное измерение политики обозначается термином "роlitу". Во-вторых, политика имеет нормативное содержательное измерение, указывающее на цели, задачи и предметы политики. Формирование политики и выполнение ею задач зависит от интересов, имеющихся в обществе. Так как эти индивидуальные, материальные и идеальные интересы чрезвычайно многообразны, антагонистичны и противоречивы, содержательная сфера политики наполнена конфликтным материалом. Содержательное измерение политики в английской терминологии обозначается термином "роliсу". В-третьих, политика имеет процессуальное измерение, направленное на передачу интересов с помощью конфликта и консенсуса. Этот постоянный процесс политического волеизъявления нельзя понять только путем изучения институтов или содержания политики. Следует учитывать все формы власти и ее осуществления, формальные нормы конституционного правового порядка, а также неформальные и скрытые. Для третьего измерения политики английский язык предлагает термин "politics". Все вместе - "polity", "policy" и "politics" - составляют то, что можно назвать политикой. Итак, политика - это тройной принцип, определяемый в институциональном, нормативном и процессуальном аспектах. Не все в обществе имеет политический характер, но почти все может иметь политическое значение, будучи связанным с одним из трех принципов. Политика. Что мы понимаем под политикой? Это понятие имеет чрезвычайно широкий смысл и охватывает все виды деятельности по самостоятельному руководству. Говорят о валютной политике банков, о дисконтной политике Имперского банка, о политике профсоюза во время забастовки; можно говорить о школьной политике городской и сельской общины, о политике правления, руководящего корпорацией, наконец, даже о политике умной жены, которая стремится управлять своим мужем. Конечно, сейчас мы не берем столь широкое понятие за основу наших рассуждений. Мы намереваемся в данном случае говорить только о руководстве или оказании влияния на руководство политическим союзом, то есть в наши дни - государством. Итак, "политика", судя по всему, означает стремление к участию во власти или к оказанию влияния на распределение власти, будь то между государствами, будь то внутри государства между группами людей, которые оно в себе заключает. В сущности, такое понимание соответствует и словоупотреблению. Если о коком-то вопросе говорят: это "политический" вопрос, о министре или чиновнике: это "политический" чиновник, о некотором решении: оно "политически" обусловлено, то тем самым всегда подразумевается, что интересы распределения, сохранения, смещения власти являются определяющими для ответа на указанный вопрос, или обусловливают это решение, или определяют сферу деятельности соответствующего чиновника. Кто занимается политикой, тот стремится к власти: либо к власти как средству, подчиненному другим целям (идеальным или эгоистическим), либо к власти "ради нее самой", чтобы наслаждаться чувством престижа, которое она дает. Отметив, что у господства имеется три вида внутренних оправданий, Макс Вебер писал: "В данном случае нас интересует, прежде всего, второй из них: господство, основанное на преданности тех, кто подчиняется чисто личной "харизме" "вождя". Ибо здесь коренится мысль о призвании (Вeruf) в его высшем выражении. Преданность харизме пророка или вождя на войне, или выдающегося демагога в народном собрании (Ekklesia) или в парламенте как раз и означает, что человек подобного рода считается внутренне "призванным" руководителем людей, что последние подчиняются ему не в силу обычая или установления, но потому, что верят в него. Правда, сам "вождь" живет своим делом, "жаждет свершить свой труд", если только он не ограниченный и тщеславный выскочка. Именно к личности вождя и ее качествам относится преданность его сторонников: апостолов, последователей, только ему преданных партийных приверженцев. В двух важнейших в прошлом фигурах с одной стороны, мага и пророка, с другой - избранного князя-военачальника, главаря банды, кондотьера - вождизм как явление встречается во все исторические эпохи и во всех регионах. Но особенностью Запада (что для нас более важно) является политический вождизм в образе сначала свободного "демагога", существовавшего на почве городагосударства, характерного только для Запада, и прежде всего, для средиземноморской культуры, а затем - в образе парламентского "партийного вождя", выросшего на почве конституционного государства, укорененного тоже тишь на Западе. Конечно, главными фигурами в механизме политической борьбы не были одни только политики в силу их "призвания" в собственном смысле этого слова. Но в высшей степени решающую роль здесь играет тот род вспомогательных средств, которые находятся в их распоряжении. Как политически господствующие силы начинают утверждаться в своем государстве? Данный вопрос относится ко всякого рода господству, то есть и к политическому господству во всех его формах: к традиционному, равно как и к легальному, и к харизматическому. Политический союз, в котором материальные средства управления полностью или частично подчинены произволу зависимого штаба управления, мы будем называть "сословие" (standisch) расчлененным союзом. Например, вассал в вассальном союзе покрывал расходы на управление и правосудие в округе, пожалованном ему в лен, из собственного кармана, сам экипировался и обеспечивал себя провиантом в случае войны, его вассалы делали то же самое. Это, естественно, имело последствия для могущества сеньора (Неrr), которое покоилось лишь на союзе личной верности и на том, что обладание леном и социальная честь (Ehre) вассала вели свою "легитимность" от сеньора. Но всюду, вплоть до самых ранних политических образований, мы находим и собственное правление господина (Herr): через лично зависящих от него рабов, домашних служащих, слуг, любимцев и обладателей доходных мест, вознаграждаемых натурой и деньгами из его кладовых, он пытается взять управление в свои руки, оплатить средства из своего кармана, из доходов со своего родового имущества, создать войско, зависящее только от него лично, ибо оно экипировано и снабжено провиантом из его кладовых, магазинов, оружейных. В то время как в "сословном" союзе сеньор осуществляет свое господство с помощью самостоятельной "аристократии", то есть разделяет с нею господство, здесь он господствует, опираясь либо на челядь, либо на плебеев - неимущие, лишенные собственного социального престижа слои, которые полностью от него зависят и отнюдь не опираются на собственную конкурирующую власть. Все формы патриархального и патримониального господства, султанской деспотии и бюрократического государственного строя относятся к данному типу. В особенности бюрократический государственный строй, то есть тот, который в своей самой рациональной форме характерен и для современного государства и именно для него. В ходе политического процесса экспроприации (власти. - А.Б.), который с переменным успехом разыгрывался в разных странах мира, выступили, правда, сначала на службе у князя первые категории "профессиональных политиков" во втором смысле, то есть людей, которые не хотели сами быть господами, как харизматические вожди, но поступили на службу политическим господам. В этой борьбе они предоставляли себя в распоряжение князьям и сделали из проведения их политики, с одной стороны, доходный промысел, с другой стороны - обеспечили себе идеальное содержание своей жизни. Подчеркнем, что лишь на Западе мы находим этот род профессиональных политиков на службе не только князей, но и других сил. В прошлом они были их важнейшим инструментом для исполнения власти и осуществления политической экспроприации. Прежде чем заняться рассмотрением таких "профессиональных политиков" более подробно, надо всесторонне и однозначно выяснить, что представляет собой их существование. Можно заниматься "политикой", т.е. стремиться влиять на распределение власти между политическими образованиями и внутри них как в качестве политика "по случаю", так и в качестве политика, для которого это побочная или основная профессия, точно так же, как и при экономическом ремесле. Политиками "по случаю" являемся все мы, когда опускаем свой избирательный бюллетень или совершаем сходное волеизъявление, например, рукоплещем или протестуем на "политическом" собрании, произносим "политическую" речь и т.д.; у многих людей подобными действиями и ограничивается их отношение к политике. Политиками "по совместительству" являются в наши дни, например, все те доверенные лица и правления партийно-политических союзов, которые - по общему правилу - занимаются этой деятельностью лишь в случае необходимости, и она не становится для них первоочередным "делом жизни" ни в материальном, ни в идеальном отношении. Точно так же занимаются политикой члены государственных и подобных совещательных органов, начинающих функционировать лишь по требованию. Но равным же образом ею занимаются и довольно широкие слои наших парламентариев, которые "работают" на ней лишь во время сессий. Есть два способа сделать из политики свою профессию: либо жить "для" политики, либо жить "за счет" политики и "политикой" ("VON" Dеr Politik). Данная противоположность отнюдь не исключительная. Напротив, обычно, по меньшей мере идеально, но чаще всего и материально, делают то и другое: тот, кто живет "для" политики, в какомто внутреннем смысле творит "свою жизнь из этого" - либо он открыто наслаждается обладанием властью, которую осуществляет, либо черпает свое внутреннее равновесие и чувство собственного достоинства из сознания того, что служит "делу" (Sache), и тем самым придает смысл своей жизни. Пожалуй, именно в таком глубоком внутреннем смысле всякий серьезный человек, живущий для какого-то дела, живет также и этим делом. Таким образом, различие касается гораздо более глубокой стороны - экономической. "За счет" политики как профессии живет тот, кто стремится сделать из нее постоянный источник дохода: "для" политики тот, у кого иная цель. Чтобы некто в экономическом смысле мог жить "для" политики, при господстве частнособственнического порядка должны наличествовать некоторые, если угодно, весьма тривиальные предпосылки: в нормальных условиях он должен быть независимым от доходов, которые может принести политика. Следовательно, он просто должен быть самостоятельным человеком или же, как частное лицо, занимать такое положение в жизни, которое приносит ему достаточно постоянный доход. Так, по меньшей мере, обстоит дело в нормальных условиях.
 

Поиск по сайту

Свежие новости

Голосование

В чьих интересах работает антикризисная программа власти?
 

Авторизация на сайте


Политический словарь

А
а2 а3 а4 а5            
Б б2 б3 б4 б5 б6 б7          
В в2 в3 в4             
Г г2 г3 г4 г5            
Д д2 д3              
Е                
Ж                
З                
И и2 и3              
К к2 к3 к4 к5            
Л л2               
М м2 м3 м4             
Н н2               
О о2               
П п2 п3 п4 п5            
Р р2 р3              
С с2 с3 с4             
Т т2               
У                
Ф ф2               
Х                
Ц                
Ч                
Ш                
Э э2               
Ю                
Я                
Symbol