Вы находитесь: Главная Словарь Л


Ленин Владимир Ильич

Написать письмо Печать PDF


(Ульянов)
(10 апреля 1870, Симбирск, – 21 января 1924, Горки, близ Москвы)
Родился в семье деятеля народного просвещения; дворянин; старший брат Александр казнён в 1887 за подготовку покушения на Александра III. По окончании с золотой медалью гимназии (1887) поступил на юридический факультет Казанского университета. В декабре 1887 арестован за участие в студенческой сходке, исключён из университета и выслан к семье в деревню Кокушкино Казанской губернии. По возвращении осенью 1888 в Казань изучал марксизм. В 1891 сдал экстерном экзамены за юридический факультет при Петербургском университете; в 1892 – 93 в Самаре помощник присяжного поверенного. С августа 1893 – в Петербурге; вошёл в марксистский кружок студентов Технологического института, вёл занятия в рабочих кружках; этот год Ленин чаще всего называл годом своего вступления в партию. В 1894 – 95 написаны первые крупные работы «Что такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов» и "Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве (отражение марксизма в буржуазной литературе)", в которых Ленин трактовал марксизм как единственно верную революционную теорию и проводил мысль о необходимости его творческого развития и применения к российским условиям. Первоочередной задачей социал-демократов Ленин считал организацию социалистической рабочей партии, способной возглавить пролетариат в борьбе против царизма, а затем и капитализма (см.: ПСС, т. 1, с. 304, 311 – 12). Тогда же (1894) Ленин познакомился с Н.К. Крупской, ставшей через 4 года его женой и соратницей. В апреле 1895 Ленин выезжал за границу для установления связей с группой "Освобождение труда" и деятелями западноевропейской социал-демократии. В Швейцарии познакомился с Г.В. Плехановым, который, как утверждает Н. Валентинов (Н.В. Вольский), позднее вспоминал, что Ленин "всё время пытался убедить меня, что либералы и демократы – разновидности буржуазии?То, что либеральная буржуазия должна дать стране и везде в Европе уже дала, никогда не приходило в голову Ленину, и потому вместо того, чтобы привлечь и завербовать либералов как союзников в борьбе против абсолютизма и старого допотопного порядка, он видел в них только злейших врагов" (Valentinov N., The Early Years of Lenin, Ann Arbor, 1969, p.244 – 45). П.Б. Аксельрод (также позднее) писал: "Я тогда почувствовал, что имею дело с человеком, который будет вождём русской революции. Он не только был образованным марксистом – таких было очень много, – но он знал, что он хочет сделать и как это надо сделать. От него пахло русской землёй" (Луначарский А., Радек К., Троцкий Л., Силуэты. Политические портреты, М., 1991, с. 48). В сентябре 1895 Ленин стал одним из организаторов Петербургского "Союза борьбы за освобождение рабочего класса", в декабре этого года был арестован, в феврале 1897 выслан на 3 года в Сибирь. В ссылке написал свыше 30 работ, в том числе книгу "Развитие капитализма в России" (СПб., 1899; под псевдонимом В. Ильин), в которой доказывал, что в России сложились капиталистические социально-экономические отношения, предопределяющие ведущую роль пролетариата в революционном движении. Ленин разработал план воссоздания РСДРП, оказавшейся, несмотря на состоявшийся 1-й съезд (1898, Минск), недееспособной; центральное звено плана – регулярный выпуск за границей и распространение по всей России нелегальной политической газеты. В июле 1900 Ленин выехал за границу. Добился выпуска с декабря 1900 газеты "Искра", взял в свои руки руководство её агентами и местными организациями РСДРП. В январе 1901 В.И. Ульянов впервые подписал письмо Г.В. Плеханову псевдонимом Ленин (а в декабре 1901 и публикацию в № 2 - 3 журнала "Заря"). Л.Д. Троцкий писал позднее: «Ленин приехал за границу не как марксист "вообще"... и не вождь "вообще", а вождь той революции, которая нарастала... Он приехал, чтобы в кратчайший срок создать для этой революции идейную оснастку и организационный аппарат... поставил себе практической целью: ускорить пришествие революции и обеспечить её победу» (Луначарский А., Радек К., Троцкий Л., указанное сочинение, с. 33). В брошюре "Что делать?" (1902) Ленин выступил с планом построения социал-демократической партии: отсутствие политической свободы в России вынуждает партию стать жёстко централизованной организацией (с властным ЦК), ядром которой являются профессиональные революционеры; "Дайте нам организацию революционеров и мы перевернём Россию!" (ПСС, т. 6, с. 127). По свидетельству А.Н. Потресова, "Плеханова – почитали, Мартова – любили, но только за Лениным беспрекословно шли, как за единственным, бесспорным вождём. Ибо только Ленин представлял собою... редкостное явление человека железной воли, неукротимой энергии, сливающего фанатичную веру в движение, в дело с не меньшей верой в себя... Людовик XIV мог говорить: Государство – это я... Ленин без излишних слов неизменно чувствовал, что партия – это он, что он – концентрированная в одном человеке воля движения. И соответственно этому действовал..." ("Коммунист", 1990, № 5, с. 118). Ленин проделал большую работу по подготовке 2-го съезда РСДРП (июль – август 1903, Брюссель и Лондон), который принял программу партии (с положением о диктатуре пролетариата как условии победы социальной революции и о праве наций на самоопределение) и устав. На съезде произошёл раскол РСДРП на две фракции – радикально-революционную (большевики) и умеренную (меньшевики). После неудачных поисков компромисса Ленин взял курс на обособление большевиков. В.И. Засулич говорила Ленину: "Жорж (Плеханов) – борзая: потреплет, потреплет и бросит, а вы – бульдог: у вас мёртвая хватка" (Луначарский А., Радек К., Троцкий Л., указанное сочинение, с. 13 – 14). В 1904 Ю.О. Мартов впервые употребил термин "ленинизм" (см. его брошюру «Борьба с "осадным положением" в Российской социал-демократической рабочей партии», Женева, с. 68). В период Революции 1905 – 07 Ленин ориентировал большевиков на вооруженное восстание против царизма, на установление демократической республики (см.: ПСС, т. 11, с. 10, 12, 32, 61 – 62). В книге "Две тактики социал-демократии в демократической революции" (август 1905) обосновывал стратегию и тактику, вытекавшие из идеи гегемонии пролетариата (а не буржуазии, как утверждали меньшевики) в российской буржуазно-демократической революции, необходимость увенчать её победу установлением революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства. Обобщив требования крестьянских депутатов 2-й Государственной Думы, в 1906 выдвинул в качестве центрального пункта аграрной программы большевиков национализацию земли. Он теоретически предусматривал возможность перерастания революции в социалистическую (см.: ПСС, т. 11, с. 16, 90, 104, 222). В ноябре 1905 Ленин нелегально возвратился в Петербург и возглавил большевиков. Но в 1905 – 07 Ленин, по оценкам современников, не играл ещё первостепенной роли в революционном движении России. В новых условиях он стремился к смягчению фракционной борьбы, к сотрудничеству с меньшевиками. 9 мая 1906 впервые выступал на митинге. С возросшей опасностью полицейских репрессий летом 1906 переехал из Петербурга в Куоккалу (Финляндия). В декабре 1907 вновь эмигрировал. После поражения революции Ленин стремился спасти партию от разгрома и внутреннего кризиса. С 1910 предпринял шаги к возрождению центральных органов партии. В январе 1912 6-й Всероссийской конференцией РСДРП (Прага) был избран членом ЦК. По его инициативе была создана газета "Правда". В докладе по национальному вопросу на Летнем 1913 совещании ЦК РСДРП с партийными работниками Ленин подчёркивал, что борьба против национального угнетения связана с борьбой против царизма. В написанной им резолюции отмечалось, что право наций на самоопределение, то есть на отделение и образование самостоятельного государства, безусловно отстаивается социал-демократической партией (см.: ПСС, т. 24, с. 58). И далее: вопрос этот "непозволительно смешивать с вопросом о целесообразности отделения той или иной нации" (там же, с. 59). Ленин участвовал в деятельности 2-го Интернационала: с октября 1905 по 1912 представлял РСДРП в Международном социалистическом бюро, возглавлял большевистскую делегацию на Штутгартском (1907) и Копенгагенском (1910) конгрессах. В начале первой мировой войны находившийся на территории Австро-Венгрии (в Поронине) Ленин был арестован по подозрению в шпионаже в пользу России. Освобождённый благодаря ходатайству австрийских и польских социал-демократов, 23 августа 1914 переехал в Швейцарию. В написанном Лениным совместно с Г.Е. Зиновьевым Манифесте РСДРП "Война и российская социал-демократия" (опубликован 1 ноября 1914) революционные социал-демократы всех стран призывались раскрывать обманутым массам империалистический, грабительский характер войны, разоблачать шовинистов. Исходя из предвоенных решений конгрессов 2-го Интернационала, Ленин выдвинул лозунг превращения войны империалистической в войну гражданскую, а с точки зрения революционных перспектив считал поражение царизма "наименьшим злом" (см.: ПСС, т. 26, с. 21-22). Английский посол Дж. Бьюкенен позднее писал: "Россия была лишь пешкой в той игре, которую играл Ленин. Для осуществления его мечты о мировой революции война, которую вела Россия против Германии, должна превратиться в гражданскую войну внутри страны; такой была отныне конечная цель его политики" ("Мемуары дипломата", М., б/г, с. 227). Патриотизм Ленин видел не в оборончестве и поддержке царского правительства, а в борьбе с монархией и буржуазией, ввергнувших страну в кровавую бойню. В этом духе он направлял деятельность Русского бюро ЦК и местных партийных организаций. Считаясь с фактом краха 2-го Интернационала, прилагал усилия к сплочению интернационалистских сил. Участвовал в международных социалистических конференциях в Циммервальде (август 1915) и Кинтале (апрель 1916). В конце лета 1915 Ленин сформулировал вывод, что в эпоху империализма, в силу неравномерности развития капитализма, "возможна победа социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране" (ПСС, т. 26, с. 354). В книге "Империализм как высшая стадия капитализма" (1916) Ленин доказывал: в социальной и экономической структуре передовых капиталистических стран с переходом к империализму произошли качественные изменения, что привело "к самому всестороннему обобществлению производства"; монополистический капитализм "втаскивает, так сказать, капиталистов, вопреки их воле и сознанию, в какой-то новый общественный порядок, переходный от полной свободы конкуренции к полному обобществлению", то есть к социализму (см.: ПСС, т. 27, с. 320-21). В этой связи Ленин полагал, что на империалистической стадии мировой капитализм как система в целом созрел для перехода к социализму, а война, обострив его общественные противоречия и впервые создав угрозу гибели цивилизации, поставила этот переход в порядок дня. Применительно к России Ленин исходил из того, что здесь на очереди стоит буржуазно-демократическая революция, и был убеждён, что её победа зажжёт социалистическую революцию в Европе и тем приблизит её наступление в России (см.: ПСС, т. 27, с. 49-51, 81). Годы войны были одним из самых трудных периодов в жизни Ленина. В октябре 1916 он писал А.Г. Шляпникову: "О себе лично скажу, что заработок [литературный – Автор] нужен. Иначе просто околевать, ей-ей! Дороговизна дьявольская, а жить нечем" (ПСС, т. 49, с. 302). Источники свидетельствуют, что воспитанная годами лишений личная бытовая неприхотливость сохранилась у Ленина на всю жизнь. О победе Февральской революции 1917 в Петрограде Ленин узнал из швейцарских газет от 15(2) марта. Уже 16(3) марта в письме к А.М. Коллонтай он пишет: «Мы создадим по-прежнему свою особую партию и обязательно соединим легальную работу с нелегальной. Ни за что снова по типу второго Интернационала!.. Республиканская пропаганда, борьба против империализма, по-прежнему революционная пропаганда, агитация и борьба с целью международной пролетарской революции и завоевания власти "Советами РД"» (ПСС, т. 49, с. 400), в письме от 17(4) марта к ней же: "Сейчас удалось составить, вместе с Зиновьевым, первый набросок тезисов, черновой" (там же, с. 402). Этот "набросок" давал первую оценку перспектив развития русской революции и формулировал задачи большевиков (см. там же, с. 402 – 03). 7 – 12 марта Ленин в "Письмах из далека" разработал основные положения большевистской стратегии и тактики в революции, сутью которых была идея "перехода от первого [буржуазно-демократического – Автор] к второму [социалистическому – Автор] этапу революции" (ПСС, т. 31, с. 21 – 22). 6 марта, после отказа английского и французского правительств пропустить в Россию политических эмигрантов, совещание их представителей [Ю.О. Мартов – меньшевик, Г.Е. Зиновьев – большевик, М.А. Натансон – эсер, В. Косовский (М.Я. Левинсон) – бундовец] рассмотрело вопрос о способах возвращения в Россию и приняло выдвинутый Мартовым план проезда через Германию. Ленин участвовал в выработке условий проезда, которые 22 марта были переданы швейцарским социалистом Ф. Платтеном германскому посланнику в Швейцарии. 24 марта Платтен сообщил Ленину о согласии германского правительства на проезд политических эмигрантов через Германию на выдвинутых ими условиях (за вагоном признаётся право экстерриториальности, сношения с германскими властями и чиновниками ведёт лишь Платтен, пассажиры ни при каких условиях вагон не покидают и тому подобных). Мотивы, которыми руководствовалось германское правительство, позднее генерал Э. Людендорф изложил следующим образом: "...с военной точки зрения пропуск Ленина в Россию был оправдан: Россию необходимо было разбить любыми средствами" (Ludendorff E., Meine Kriegserinnerungen 1914 – 1918, Berlin, 1919, S. 407). 25 марта в Берне Платтен, французский социалист Ф. Лорио, французский публицист А. Гильбо, германский социал-демократ П. Леви, польский социал-демократ М.Г. Вронский, познакомившись с "Протоколом о проезде через Германию", подготовленным под руководством Ленина (см.: Ленинский сборник, т. 2, с. 385), подписали "Заявление" для печати: "Мы, нижеподписавшиеся интернационалисты Франции, Швейцарии, Польши, Германии, полагаем, что наши русские единомышленники не только вправе, но обязаны воспользоваться представившимся им случаем проезда в Россию" (В.И. Ленин, Биографическая хроника, т. 4, М., 1973, с. 40). 27 марта вагон с эмигрантами в сопровождении Платтена отбыл из Швейцарии. Возвращение в Россию выдвинуло Ленина на авансцену политической борьбы. Имя Ленина как деятеля социал-демократического. движения (и не только российского), лидера большевиков получило широкую известность (до 1917 было опубликовано 15 биографических справок в популярных словарях и энциклопедиях). Фигура Ленина обрела черты вождя социалистической революции, в чём, по оценкам современников, немалую роль сыграло и своеобразие его личных качеств. Н.А. Бердяев писал: "Ленин потому мог стать вождём революции и реализовать свой давно выработанный план, что он не был типическим русским интеллигентом. В нём черты русского интеллигента-сектанта сочетались с чертами русских людей, собиравших и строивших русское государство. Он соединял в себе черты Чернышевского, Нечаева, Ткачёва, Желябова с чертами великих князей московских, Петра Великого и русских государственных деятелей деспотического типа... Ленин был революционер-максималист и государственный человек. Он соединял в себе предельный максимализм революционной идеи, тоталитарного революционного миросозерцания с гибкостью и оппортунизмом в средствах борьбы, в практической политике... Он соединял в себе простоту, прямоту и нигилистический аскетизм с хитростью, почти с коварством" ("Истоки и смысл русского коммунизма", М., 1990, с. 95). 3 апреля Ленин возвратился в Петроград. "Правда" писала, что на площади Финляндского вокзала он "приветствовал революционный русский пролетариат и революционную русскую армию, сумевших не только Россию освободить от царского деспотизма, но и положивших начало социальной революции в международном масштабе" (ПСС, т. 31, с. 98). В ночь с 3 по 4 апреля выступил во дворце Кшесинской на собрании большевиков с Апрельскими тезисами. Н.Н. Суханов писал: "Мне не забыть этой громоподобной речи, потрясшей и изумившей не одного меня, случайно забредшего еретика, но и всех правоверных... Казалось, из своих логовищ поднялись все стихии, и дух всесокрушения, не ведая ни преград, ни сомнений, ни людских трудностей, ни людских расчётов, носится по зале Кшесинской над головами зачарованных учеников. Ленин вообще хороший оратор – не оратор законченной, круглой фразы, или яркого образа, или захватывающего пафоса, или острого словца, – но оратор огромного напора, силы, разлагающий тут же, на глазах слушателя, сложные системы на простейшие, общедоступные элементы и долбящий ими, долбящий, долбящий по головам слушателей до бесчувствия, до приведения их к покорности, до взятия в плен" ("Записки о революции", т. 2, кн. 3 - 4, М., 1991, с. 11). 4 апреля около 12 часов Ленин приехал в Таврический дворец на собрание большевиков – участников Всероссийского совещания Советов РСД. Здесь он выступил с докладом и разъяснениями своих тезисов: вместо завершения буржуазно-демократической революции партия должна взять курс на переход от неё ко второму, социалистическому этапу революции, а вместо обычной буржуазно-парламентарной республики призвать массы установить республику Советов; первоочередная политическая задача – переход всей власти к Советам РСКД, который в условиях двоевластия может быть осуществлён безболезненным, мирным путём. Заканчивая доклад, отметил: "Я слышу, что в России идёт объединительная тенденция, объединение с оборонцами. Это – предательство социализма" (ПСС, т. 31, с. 112). План объединения РСДРП, выдвинутый ОК меньшевиков и поддержанный Русским бюро ЦК был сорван. Вскоре Ленин писал: "Не объединение с этими мелкими буржуа (Чхеидзе, Церетели, Стеклов), а разбитие этой социал-демократии, губящей революцию пролетариата" (там же, с. 123). Объединение, считал Ленин, возможно только с теми, кто готов идти на углубление революции. Ему удалось добиться того, что на уровне руководства большевиков и меньшевиков объединение российской социал-демократии было исключено. Но на местах до осени 1917, а в ряде случаев и позже существовало много объединённых социал-демократических организаций. Участвуя 4 апреля в заседании исполкома Петроградского Совета РСД, Ленин сделал сообщение об обстоятельствах проезда политических эмигрантов через Германию. Был введён в состав исполкома Петроградского Совета РСД. С 5 апреля Ленин – редактор газеты "Правда". 6 апреля ЦК РСДРП(б) не поддержал Апрельские тезисы. 7 апреля "Правда" опубликовала его статью "О задачах пролетариата в данной революции", которая содержала Апрельские тезисы. 8 апреля в "Правде" против "разлагающего влияния" ленинских тезисов выступил Л.Б. Каменев (статья "Наши разногласия"), возражавший против признания буржуазно-демократической революции законченной и вытекавшего отсюда курса на её перерастание в социалистическую революцию. Дискуссия по тезисам состоялась в тот же день на заседании ПК большевиков, при голосовании – 2 "за", 13 "против", воздержался 1 (см.: "Первый легальный Петербургский комитет большевиков в 1917 г.", М., 1927, с. 88). «И тезисы и доклад мой, – признавал Ленин, – вызвали разногласия в среде самих большевиков и самой редакции "Правды"» (ПСС, т. 31, с. 131). Настойчиво разъясняя идеи Апрельских тезисов, Ленин добился в короткий срок их поддержки большинством партийных организаций. В ходе развернувшейся полемики о возможности социализма в России Ленин отверг все критические аргументы меньшевиков, эсеров и других политических противников о неготовности страны к социалистической революции ввиду её экономической отсталости, слабости, недостаточной культурности и организованности трудящихся масс, в том числе пролетариата, об опасности раскола революционно-демократических сил и неизбежности гражданской войны. 20 – 21 апреля во время Апрельского кризиса, вызванного нотой П.Н. Милюкова союзным державам о продолжении Россией войны до победы, когда солдаты и рабочие Петрограда вышли на первую антиправительственную демонстрацию под лозунгами "Долой Милюкова! ", "Долой Временное Правительство! ", "Вся власть Советам! ", ЦК большевиков принял (21 апреля) написанную Лениным резолюцию. В ней отмечалось, что Временное правительство не может окончить империалистическую войну, а меньшевики и эсеры, поддерживая его, проводят ошибочную политику (см.: ПСС, т. 31, с. 309 – 11). Демонстранты 21 апреля требовали не только мира, а и свержения Временного правительства. Пресса обвиняла Ленина, большевиков в подготовке гражданской войны; Суханов утверждал позднее, что Ленина буржуазные "обыватели припутали к кризису без всяких оснований", он был тогда "тише воды, ниже травы" (Суханов Н.Н., указанное сочинение, т. 2, кн. 3-4, с. 109). 22 апреля ЦК принял резолюцию Ленина, в которой лозунг "Долой Временное правительство!" осуждался как авантюристический и противоречащий курсу на мирное развитие революции (см.: ПСС, т. 31, с. 319-20). Одобренные после острой дискуссии 7-й Всероссийской (Апрельской) конференцией РСДРП(б) (24 – 29 апреля) Апрельские тезисы легли в основу политики партии. Многим как в партии, так и особенно вне её это казалось непостижимым. Типичным для определенных кругов общественности было мнение генерала А.И. Деникина: "Первоначальные выступления Ленина казались такими нелепыми и такими явно анархическими, что вызвали протест не только во всей либеральной, но и в большей части социалистической печати" (Деникин А.И., Очерки русской смуты, т. 1, М., 1991, с. 326). Меньшевистская "Рабочая Газета" 2 мая писала об итогах конференции: «Знаменитые ленинские "тезисы" перестали быть продуктом личного творчества Ленина, товаром, привезённым из-за границы, диковинкой, которую оглядывают с любопытством, но к которой нельзя относиться серьёзно. Сто сорок делегатов большевистской конференции, почти как один человек, приняли резолюции, которые в развёрнутом виде излагали основные мысли тех же "тезисов"... И тем более настоятельной является серьёзная идейная борьба с ленинизмом во всех его проявлениях». Реализуя свою программу углубления революции, Ленин работал с исключительным напряжением. В печати регулярно появлялись написанные им статьи, брошюры, воззвания, он постоянно выступал на собраниях и митингах, съездах и конференциях. При обосновании и пропаганде своего соц. проекта он исходил из того, что, по словам П.Н. Милюкова, "русская революция не была бы революцией, если бы она остановилась на первой стадии и не дошла до крайностей" ("Россия на переломе. Большевистский период русской революции", т. 1, Париж, 1927, с. 40). Ленин утверждал, что "только власть Советов РКСД поможет начать решительную борьбу и за мир, и за землю, и за социализм" (ПСС, т. 32, с. 50). В этом же контексте трактовал он и перспективы решения национального вопроса: "...великороссы не будут насильно удерживать ни Польши, ни Курляндии, ни Украины, ни Финляндии, ни Армении, вообще ни одного народа. Великороссы предлагают братский союз всем народам и составление общего государства по добровольному согласию каждого отдельного народа, а никоим образом не через насилие" (там же, с. 41). Идею пролетарской революции в России он изначально поставил в прямую связь с надеждами многих социалистов различных направлений на близкую мировую революцию и рассматривал российскую революцию как пролог, начало и детонатор всемирной. Ленин полагал, что "отсталая страна может легко начать [революцию. – Автор], потому что гнил её противник, потому что неорганизована её буржуазия..." (ПСС, т. 36, с. 252). Та же отсталость России своеобразно слила пролетарскую революцию против буржуазии с крестьянской революцией против помещиков" (ПСС, т. 38, с. 306). Ленин был согласен с оппонентами, что Россия не созрела экономически для социализма, но считал, что в виде крупной промышленности, транспорта, банков и монополий у неё имеются элементы его материальных предпосылок. "Социализм, – подчёркивал Ленин, – ставится нами не как прыжок, а как практический выход из создавшейся разрухи" (ПСС, т. 31, с. 446). Проект Ленина на том этапе не предусматривал немедленного "введения" социализма и крутой ломки сложившихся общественных укладов, а напротив, учитывая уровень развития страны и подготовленности населения, исходил из необходимости переходных шагов и мероприятий (национализация банков и монополизированной промышленности, ликвидация помещичьего землевладения и национализация всей земли, рабочий контроль над производством и распределением продуктов и тому подобных). Общедемократическую задачу спасения страны от национальной катастрофы, её политического, социального и экономического обновления и возрождения, по мнению Ленина, мог решить только революционный пролетариат, выходя за пределы капиталистической системы. Итоговый его аргумент об исторической необходимости социалистической революции в России: "А не мог ли народ, встретивший революционную ситуацию, которая сложилась в первую империалистическую войну, не мог ли он, под влиянием безвыходности своего положения, броситься на такую борьбу, которая хоть какие-либо шансы открывала ему на завоевания для себя не совсем обычных условий для дальнейшего роста цивилизации?" (ПСС, т. 45, с. 380). На 1-м Всероссийском съезде Советов РСД (3-24 июня) в ответ на заявление И.Г. Церетели, что "в настоящий момент в России нет политической партии, которая говорила бы: дайте в наши руки власть, уйдите, мы займём ваше место", раздался громкий голос Ленина: "Есть!". Общий смех в зале не смутил его, и он в своём выступлении сказал: «Я отвечаю: "Есть! Ни одна партия от этого отказаться не может, и наша партия от этого не отказывается: каждую минуту она готова взять власть целиком"» (ПСС, т. 32, с. 267). И вслед: "Вы говорите о войне против аннексий и о мире без аннексий, а в России продолжаете политику аннексий... Вы и ваше правительство, ваши новые министры на деле продолжаете с Финляндией и Украиной политику аннексий... Это – политика, которая представляет надругательство над правами народности... Это значит бояться отдельных республик. С точки зрения рабочих и крестьян это не страшно. Пусть Россия будет союзом свободных республик" (там же, с. 286). С целью выразить съезду приверженность рабочих и солдат лозунгу "Вся власть Советам!" Ленин поддержал проведение в Петрограде 10 июня массовой мирной демонстрации, но после её запрещения съездом призвал подчиниться этому решению. 18 июня в Петрограде проходила демонстрация (около 500 тысяч человек, её основной лозунг – "Вся власть Советам! "). Вечером того же дня, по воспоминаниям Н.И. Подвойского, Ленин в кругу членов ЦК якобы сделал вывод: демонстрацией пролетариат ничего не добился; "Он должен с нею вместе похоронить иллюзию на мирную возможность передачи власти Советам. Власть не передают: её берут с оружием в руках... Необходимо дать пролетариату указания, что вся организация его силы в конечном счёте имеет [целью] восстание, если не через дни, не в ближайшие недели, то, во всяком случае, в ближайшем будущем" ("Красная летопись", 1923, № 6, с. 76). Часть большевиков вразрез со сдержанно-выжидательной позицией Ленина настроилась на скорый переход власти к Советам. Особую активность проявляли деятели Военной организации большевиков. Выступая 20 июня на Всероссийской конференции фронтовых и тыловых организаций, Ленин подчёркивал: "Мы должны быть особенно внимательны и осторожны, чтобы не поддаться провокации... Один неверный шаг с нашей стороны может погубить всё дело... Выжидательная тактика – наилучшая сейчас. Время работает за нас" ("Пролетарская революция", 1927, № 6, с. 226-27). Однако предотвратить драматические события в столице в начале июля не удалось. Срочно возвратившись в Петроград с отдыха, Ленин призывал 4 июля демонстрантов к "выдержке, стойкости и бдительности" (ПСС, т. 34, с. 24). Зиновьев вспоминал: "В июльские дни весь наш ЦК был против немедленного захвата власти. Так же думал и Ленин. Но, когда 3 июля высоко поднялась волна народного возмущения, товарищ Ленин встрепенулся... состоялось маленькое совещание [видимо, 4 июля. – Автор], на котором были Троцкий, Ленин и я. И Ленин, смеясь, говорил нам: а не попробовать ли нам сейчас?., нет, сейчас брать власть нельзя, ... потому что фронтовики ещё не все наши, сейчас обманутый Либерданами фронтовик придёт и перережет питерских рабочих" (Зиновьев Г., Н. Ленин. В.И. Ульянов. Очерк жизни и деятельности, П., 1918, с. 56-57). Иначе воспринимал происходящее П.Н. Милюков: "3 июля вечером Ленин уже занял свой знаменитый балкон в доме Кшесинской и приветствовал солдат... сюда направлялись и отсюда рассылались приходившие военные части. Словом, военный штаб восстания был налицо... ("Воспоминания", М., 1991, с. 510). С началом репрессий против большевиков, революционных рабочих и солдат Ленин был обвинён в организации восстания против Временного правительства и шпионаже в пользу Германии; был выдан ордер на его арест с последующим преданием суду (обвинение в шпионаже тогда же было отвергнуто лидерами ВЦИК Н.С. Чхеидзе и И.Г. Церетели). [Специально исследовавший этот вопрос американский историк Дж.Ф. Кеннан пришёл к выводам, что "на каждом шагу обнаруживаются серьёзные несоответствия между обстоятельствами, о которых идёт речь в документах (о получении немецких денег. – Автор) и общеизвестными историческими фактами" ("The Journal of Modern History", v. 28, № 2, June, 1956, p. 137); "...немцы не испытывали никаких иллюзий относительно личной порядочности большевистских лидеров" (там же, с. 154); руководство военной разведки Временного правительства после Июльских событий "было крайне заинтересовано выяснить связи между большевиками и немцами" (там же, с. 147)]. 7 июля Ленин был согласен на арест, но ЦК принял решение о его переходе на нелегальное положение, и в тот же день Ленин покинул Петроград, скрываясь сначала (вместе с Зиновьевым) на озере Разлив (до 8 августа), а затем в Финляндии (Ялковала, Гельсингфорс, Выборг). Поражение большевиков в Июльские дни, окончание периода двоевластия заставили Ленина пересмотреть тактику партии. Он пришёл к выводу, что "власть нельзя уже мирно взять" (ПСС, т. 34, с. 13). Снимая лозунг "Вся власть Советам! ", он считал, что "Советы могут и должны будут появиться..." вновь, что даст возможность большевикам вернуться к идее построения всего государства по типу Советов (там же, с. 16). По воспоминаниям Г.К. Орджоникидзе, уже в конце июля Ленин говорил, что вооруженное восстание "не заставит ждать себя долго. Восстание будет не позже сентября – октября" ("Воспоминания о В.И. Ленине", т. 2, М., 1984, с. 418). Через ЦК и "Правду" Ленин осуществлял общее руководство партией. 6-й съезд РСДРП(б) (26 июля – 3 августа) ориентировал партию на общеполитическую подготовку завоевания власти путём вооруженного восстания. 3 августе Ленин внёс коррективы в аграрную программу и политику большевиков, предложив поддержать требования крестьянства, сформулированные в 242 крестьянских наказах, представленных 1-му Всероссийскому съезду Советов КД (4 – 28 мая) и обобщённых эсеровским Исполкомом Всероссийского Совета КД (о ликвидации частной собственности на землю вообще и помещичьего землевладения в первую очередь, о недопустимости наёмного труда, об уравнительно-трудовом принципе землепользования). 30 августа Ленин писал в ЦК партии: "Восстание Корнилова есть крайне неожиданный (в такой момент и в такой форме неожиданный) и прямо-таки невероятно крутой поворот событий", который требует пересмотра и изменения тактики большевиков (см.: ПСС, т. 34, с. 119). И далее: "...мы воюем с Корниловым, как и войска Керенского, но мы не поддерживаем Керенского... мы видоизменяем форму нашей борьбы с Керенским" (там же, с. 120). "Развитие этой войны одно только может нас привести к власти... войну против Корнилова надо вести революционно, втягивая массы, поднимая их, разжигая их" (там же, с. 121). В начале сентября, после провала выступления генерала Л.Г. Корнилова, Ленин предложил меньшевикам и эсерам сформировать правительство на основе перехода власти к существующим Советам, с целью мирного развития революции. Обосновывая необходимость и возможность такого компромисса, Ленин писал в статье "Русская революция и гражданская война": "Если есть абсолютно бесспорный, абсолютно доказанный фактами урок революции, то только тот, что исключительно союз большевиков с эсерами и меньшевиками, исключительно немедленный переход всей власти к Советам сделал бы гражданскую войну в России невозможной. Ибо против такого союза, против Советов РСКД никакая буржуазией начатая гражданская война немыслима..." (ПСС, т. 34, с. 222). Ту же мысль Ленин развивал в статье "Задачи революции": "Если эта возможность будет упущена, то весь ход развития революции... указывает на неизбежность самой острой гражданской войны между буржуазией и пролетариатом" (там же, с. 238). Лидеры меньшевиков и эсеров всё-таки сохранили курс на коалицию с буржуазией. 9 сентября ЦО ПСР "Дело Народа" оценил предложение Ленина как желание большевиков возложить на эсеров и меньшевиков "всю чёрную и ответственную работу власти, себе же отводят удобную роль контролёров... Советское правительство погибло бы под тяжестью противоречий между классовым характером его программы и необходимостью осуществлять внеклассовую политику". А ЦО меньшевиков "Рабочая Газета" 10 сентября объясняла, что тактика большевиков "неизбежно привела бы, в случае своего успеха, к изоляции пролетариата и к поражению его в гражданской войне против огромного большинства населения...". Между Лениным и другими руководящими деятелями партии, главным образом членами ЦК, разногласия по коренным вопросам развития революции обострялись. Ленин настаивал, чтобы ЦК приложил усилия к ускорению свержения Временного правительства, но ЦК не согласился. Позднее Ленин признал, что был неправ, когда, будучи эмигрантом, внёс в ЦК слишком "левое" предложение, хотя условия для этого ещё не созрели (см.: ПСС, т. 53, с. 14). В подполье Ленин написал книгу "Государство и революция", брошюры "Грозящая катастрофа и как с ней бороться", "Удержат ли большевики государственную власть?". Помимо актуальных политических проблем (о социалистической революции и диктатуре пролетариата, о соотношении этой диктатуры и демократии, о значении Советов как органов революционной власти и народного самоуправления и так далее) в них обосновывались экономическая программа и неотложные мероприятия по борьбе с хозяйственной разрухой и по государственному строительству после прихода большевиков к власти. 15 сентября ЦК получил от Ленина 2 письма, написанных между 12 и 14 сентября, – "Большевики должны взять власть" и "Марксизм и восстание". В письмах Ленин, отметив, что большевики получили большинство в обоих столичных Советах и что "большинство народа за нас", предложил начать немедленную подготовку к вооруженному восстанию для взятия государственной власти в свои руки (см.: ПСС, т. 34, с. 239 – 41, 242 – 47). Н.И. Бухарин вспоминал: "Письмо было написано чрезвычайно сильно и грозило нам всякими карами. Мы все ахнули. Никто ещё так резко вопроса не ставил" ("Пролетарская революция", 1922, № 10, с. 319). На заседании ЦК было решено письма сжечь, сохранив лишь по одному экземпляру, и принять меры к тому, чтобы о письмах Ленина не стало известно петербургским рабочим, ПК и МК партии (см. там же). Ленин приходит к выводу, что по вопросу о восстании "замечается какое-то равнодушие" (ПСС, т. 34, с. 391). В 1918 Зиновьев писал: «Почти всем нам казалось, что ещё рано, что меньшевики и эсеры имеют ещё довольно много сторонников. Тогда Ленин, не долго думая, бросает своё убежище и "самочинно", не считаясь с опасениями друзей, приезжает из Финляндии в Питер, чтобы проповедовать немедленное восстание... И – добивается своего... Не возьми мы власть в октябре, нас раздавили бы Савинков и Пальчинский в ноябре...» (Зиновьев Г., указанное сочинение, с. 60). О точной дате возвращения Ленина в Петроград документальных сведений нет, называются и 22, и 29 сентября, и время между 3 и 10 октября (см.: "В.И. Ленин. Биографии, хроника", т. 4, с. 373), вероятнее всего – 29 сентября. Заручившись поддержкой Л.Д. Троцкого и вопреки возражениям "правых" – Каменева и Зиновьева, Ленин на заседании ЦК 10 октября добился принятия решения о практической подготовке вооруженного восстания. 16 октября ЦК подтвердил резолюцию от 10 октября. Ленин убеждал руководство и актив партии не ожидать 2-го Всероссийского съезда Советов РСД (как предлагал Троцкий), назначенного на 20 и затем на 25 октября. Альтернатива в эти дни, по оценке Ленина, была такова: победа пролетарского восстания и переход власти к Советам или победа контрреволюционной военщины (см.: ПСС, т. 34, с. 205, 406). Ленин торопил с восстанием, аргументируя это тем, что при слабом ("опереточном", по определению Суханова; см. его указанное сочинение, т. 3. кн. VII, Берлин, 1923, с. 48) правительстве Керенского власть могла перехватить военная клика. Ленин говорил также об угрозе "бесконечно свирепого крестьянского восстания", то есть стихийного бунта (см.: ПСС, т. 34, с. 205). В.М. Чернов утверждал, что для Ленина существовала лишь "одна добродетель: воля к власти для осуществления... своей программы. Одно преступление: нерешительность, упускающая шансы успеха" ("Воля России", Прага, 1924, № 3, с. 30). Вечером 24 октября Ленин прибыл в Смольный и придал подготовке восстания решающий импульс. Троцкий позднее в характерной для него манере писал: "Не будь меня в 1917 г. в Петербурге, Октябрьская революция произошла бы - при условии наличности и руководства Ленина. Если бы Петербурге не было ни Ленина, ни меня, не было бы и Октябрьской революции: руководство большевистской партии помешало бы ей свершиться... Если б в Петербурге не было Ленина, я вряд ли справился бы... исход революции оказался бы под знаком вопроса. Но, повторяю, при наличии Ленина Октябрьская революция всё равно привела бы к победе" ("Дневники и письма", Тэнфлей, 1990, с. 84–85). Открывшийся 25 октября 2-й Всероссийский съезд Советов РСД провозгласил переход всей полноты власти в центре и на местах к Советам и тем подтвердил победу большевиков и их союзников – левых эсеров. На съезде 26 октября по докладам Ленина были приняты декреты о мире и о земле. В ночь с 26 на 27 октября съезд образовал первое, чисто большевистское Советское правительство – СНК во главе с Лениным. В дни похода на Петроград войск А.Ф. Керенского – П.Н. Краснова, выступления против Советской власти в столице юнкеров и под угрозой объявления Викжелем (Всероссийским Исполкомом железнодорожного профсоюза) всеобщей железнодорожной забастовки Ленин согласился на переговоры о создании "однородного социалистического правительства" (от народных социалистов до большевиков), с идеей которых выступил Викжель. После подавления очагов вооруженного сопротивления Ленин торпедировал создание "однородного социалистического правительства". 1 ноября он заявил на заседании ЦК партии: "Разговаривать с Викжелем теперь не приходится... Переговоры должны были быть как дипломатическое прикрытие военных действий" ["Протоколы ЦК РСДРП(б)", с. 126 – 27]. Вместе с тем он содействовал расширению политической базы Советского правительства за счёт вхождения в него левых эсеров. М.Н. Покровский отмечал у Ленина "колоссальное политическое мужество... он не боялся брать на свою ответственность политического решения какого угодно размера. Он не отступал в этом отношении ни перед каким риском, брал на свою ответственность шаги, от которых зависела участь не только его личности, не только его партии, но всей страны и до некоторой степени мировой революции" ("Ленин как тип революционного вождя", в книге: "Ленин. Человек. Мыслитель. Революционер", М., 1990, с. 268). Иначе оценивал его деятельность А.Ф. Керенский: "Для него всё, что было на пользу и выгодно рабочему классу, представлялось этичным, а всё, что вредно, – неэтичным. Такая доктрина морального релятивизма, если следовать ей до логического конца, неизбежно ведёт к той аморальности, которая предельно сжато сформулирована... если Бога нет, то всё позволено. И именно эту сжатую формулу духовного и морального нигилизма Ленин и его соратники использовали в качестве руководящего принципа всей своей революционной деятельности" ("Россия на историческом повороте", "Вопросы истории", 1991, № 2-3, с. 170). Образование правительства во главе с Лениным вызвало негодование других социалистических партий. Даже ранее близкий к нему М. Горький 10 ноября писал: «Ленин ... является одною из наиболее крупных и ярких фигур международной социал-демократии... человек талантливый, он обладает всеми свойствами "вождя", а также и необходимым для этой роли отсутствием морали и чисто барским, безжалостным отношением к жизни народных масс... Рабочий класс для Лениных то же, что для металлиста руда... Сознательные рабочие, идущие за Лениным, должны понять, что с русским рабочим классом проделывается безжалостный опыт, который уничтожит лучшие силы рабочих и надолго остановит нормальное развитие русской революции» ["Несвоевременные мысли и рассуждения о революции и культуре (1917-1918)", М., 1990, с 83-84]. В ноябре Ленин был избран от Балтийского флота членом Учредительного Собрания. На выборах в Учредительное Собрание большинство голосов по стране получили эсеры. 17 ноября группа министров Временного правительства объявила об открытии 28 ноября Учредительного Собрания. По инициативе Ленина были закрыты опубликовавшие это сообщение 9 газет. 21 ноября Ленин говорил: "Большим влиянием пользовалась партия социалистов-революционеров. Но... народ фактически голосовал за партию, которая уже не существовала... Право отзыва должно быть предоставлено Советам... тогда переход власти от одной партии к другой может происходить... путём простого перевыбора" (ПСС, т. 35, с. 110 – 11). Созданный 23 ноября Петроградский Союз защиты Учредительного Собрания писал в воззвании 25 ноября: Учредительное Собрание, "а не большевистские декреты" даст народу "достойный России" мир, "создаст всеми признанную власть"; "большевики... грозят уже разогнать само Учредительное Собрание" ("Революция 1917", т. 6, с. 470). 26 ноября Ленин подписал Декрет СНК, который определял, что откроет Учредительное Собр. при наличии в зале не менее 400 его членов, уполномоченных СНК (см.: "Декреты Советской власти", М., т. 1, с. 150). В ответ на организованную 28 ноября Союзом защиты Учредительного Собрания демонстрацию Ленин вечером того же дня подписал "Декрет об аресте вождей гражданской войны против революции", объявив кадетов партией врагов народа (см.: ПСС, т. 35, с. 126). 1 декабря на заседании ВЦИК Ленин говорил: "Мы делали переворот для того, чтобы иметь гарантии, что Учредительное Собрание не будет использовано против народа, чтобы эти гарантии были в руках правительства... мы будем подавлять сопротивление имущих [классов – Автор] всеми теми средствами, которыми они подавляли пролетариат, – другие средства не изобретены" (там же, с. 135 – 36). Тем временем ЦК ПСР начал подготовку вооруженного выступления, приуроченного к открытию Учредительного Собрания, с целью захвата власти [см.: Соколов Б. (председатель военной комиссии ЦК ПСР – Автор), Защита Всероссийского Учредительного Собрания, в книге: "Архив Русской революции", т. 13, Берлин, 1924, с. 40 – 70]. Ленин, поддержанный левыми эсерами, настоял на роспуске Учредительного Собрания. Его разгон, равно как и вооруженный разгон демонстрации сторонников Учредительного Собрания, был расценен противниками большевиков как серьёзный удар по демократии. Первостепенное значение Ленин придавал созданию нового государственного аппарата. Работая по 15-18 часов в сутки, он добился такой организации работы СНК, что последний, по оценке западных исследователей, "в течение первых нескольких месяцев своего существования достиг такого же уровня, которого британский кабинет министров смог достичь приблизительно к этому же времени, но уже имея за плечами почти двухсотлетний опыт. По существу, добиться такой отлаженности аппарата, который достиг СНК к концу гражданской войны, британский кабинет смог лишь в течение и после второй мировой войны" (Rigly Т., Lenins Government. Sovnarkom. 1917-1922, Cambridge - London - New York - Melbourne, 1979, p. 223-24). Первым серьёзным испытанием для Ленина как руководителя Советского государства был поиск выхода из войны. Отказ союзников России начать переговоры о мире вынудил СНК встать на путь сепаратных переговоров с Германией и её союзниками. Ленин, сломив сопротивление "левых коммунистов", Троцкого и его сторонников, добился заключения 3 марта 1918 сепаратного Брестского мира с Германией – по его определению, "позорного", "грабительского", но давшего Советской Республике мирную передышку (см.: ПСС, т. 36, с. 17, 21, 25). По предложению Ленина СНК принял решение о своём переезде. 11 марта 1918 СНК и ЦК РКП(б) прибыли в Москву. Местом расположения правительства стал Кремль, где были рабочий кабинет и квартира Ленина. В апреле Ленин публикует в "Правде" первую крупную послеоктябрьскую работу "Очередные задачи Советской власти"; в ней выдвигалась программа преобразований, создающих условия для построения социализма в стране с учётом её исторических условий, в частности многоукладности экономики, и сформулированы принципы экономической политики, рассчитанной на восстановление и подъём народного хозяйства. Обоснована идея об использовании государственного капитализма, а также о том, что "без руководства специалистов различных отраслей знания, техники, опыта переход к социализму невозможен" (там же, с. 178). Чрезвычайные обстоятельства – угроза голода – заставили СНК подтвердить введённую ещё в марте Временным правительством хлебную монополию, с конца 1917 направлять в деревню для заготовки хлеба продотряды, с мая 1918 ввести декретом ВЦИК и СНК продовольственную диктатуру. Ленин в мае писал А.Г. Шляпникову: "Мы явно погибнем и погубим всю революцию, если не победим голода в ближайшие месяцы" (ПСС, т. 50, с. 82). Он был сторонником жёстких, принудительных мер против "саботажников", "спекулянтов" и "кулаков", основных, по его мнению, держателей хлеба и виновников голода. "Либо сознательные передовики – рабочие... заставят кулака подчиниться... либо буржуазия при помощи кулаков... сбросит Советскую власть" (ПСС, т. 36, с. 360). Ленин призвал рабочий класс организовать великий "крестовый поход" против них (там же, с. 361). Борьба за хлеб ускорила летом 1918 перегруппировку классовых сил в деревне. Суть её состояла в том, что власть в деревне была передана от общекрестьянских Советов комитетам бедноты. Ленин считал заслугой РКП(б), что она "сверху" внесла гражданскую войну в деревню, расколола крестьянство, чтобы в лице беднейшего крестьянства получить опору против деревенской буржуазии (см.: ПСС, т. 37, с. 310, 315, 508 – 09). Оценивая деятельность Ленина с позиции русского интеллигента-либерала, Н.А Бердяев писал: "Он решил воспользоваться крестьянством для пролетарской революции, и он успел в этом деле, ... совершил прежде всего аграрную революцию, воспользовавшись многим, что раньше утверждали социалисты-народники... Это сопровождалось провозглашением новой революционной морали, соответствующей новому психическому типу и новым условиям" (Бердяев, указанное сочинение, с. 102). Диктатура пролетариата стала осуществляться во всё более суровой форме. Заключение Брестского мира, установление продовольственной диктатуры привели к расколу правительственной коалиции большевиков с левыми эсерами. Последние организовали антибольшевистские вооруженные выступления в начале июля 1918 в Москве. Одновременно правые эсеры подняли восстание в Ярославле и других местах, а затем перешли к тактике индивидуального террора против руководителей большевистской партии (в том числе 30 августа покушение на Ленина). Развёртывание с лета 1918 крупномасштабной Гражданской войны подтолкнуло большевиков осенью 1918 к возведению "красного террора", применявшегося и ранее, в ранг государственной политики. Ленин, рассматривая террор как неизбежное зло, присущее всем революциям прошлого, как необходимую и оправданную составную часть защиты революции (см.: ПСС, т. 38, с. 261 – 62; т. 36, с. 475 – 77), высоко оценивал заслуги ЧК, осуществлявшей этот террор, видя в ней проводника диктатуры пролетариата (см.: ПСС, т. 37, с. 173 – 74). "Красный террор" принял наиболее жестокие и массовые формы в 1919-20, вызвав резкий протест в гуманистически настроенных слоях общества (см.: Короленко В.Г., Письма А.В. Луначарскому, "Новый мир", 1988, № 10; его же, Письма X.Г. Раковскому, "Вопросы истории", 1990, № 10). Обострение Гражданской войны поставило перед Советской властью альтернативу: гибель или победа. 30 ноября 1918 был создан Совет рабочей и крестьянской обороны, председатель которого стал Ленин. Заявляя, что он не разбирается в военно-стратегических вопросах, относя их к компетенции высшего военного командования, Ленин проявил себя политическим деятелем, обеспечившим единство действий военных, государственных, хозяйственных и партийных органов; Ленин показал себя жёстким, а порой жестоким по отношению к врагам Советской власти политиком; слово "расстрелять! "- одно из часто употребляемых им в те годы (иногда: "нас следовало бы расстрелять"). П.Б. Струве отмечал: "В Ленине пугало это сочетание в одном лице настоящего самобичевания, которое лежит в основе всякого подлинного аскетизма, с бичеванием других людей, выражавшемся в отвлечённой социальной ненависти и холодной политической жестокости" ("Новый мир", 1991, № 4, с. 220). Ленин был последовательным сторонником политики "военного коммунизма", проводившейся в 1919 – 20 и обеспечившей мобилизацию материальных и людских ресурсов для защиты революции. Он отдал дань иллюзии, считая одно время, что политика "военного коммунизма" могла обеспечить прямой переход России от капитализма к социализму. Б. Шоу писал 21 января 1921: "В данный момент есть один только интересный государственный деятель Европы: имя его Ленин. По мнению Ленина, социализм не вводится большинством народа путём голосования, а наоборот, осуществляется энергичным убеждённым меньшинством" ("Глазами человечества", М., 1957, с. 140). В это же время Ленин занимался и теоретическими проблемами, написав книги "Пролетарская революция и ренегат Каутский" (1918) и «Детская болезнь "левизны" в коммунизме» (1920). Под руководством Ленина прошли 7-й (1918), 8-й (1919), 9-й (1920), 10-й (1921) съезды РКП(б), на которых Ленин выступал с политическими докладами и избирался членом ЦК. С марта 1919 Ленин – член Политбюро ЦК и его фактический руководитель. Непременный участник всех Всероссийских съездов Советов в 1918-21 и докладчик на них от имени СНК и ВЦИК. Оставаясь верным идее мировой революции, Ленин стал инициатором создания 3-го Интернационала. При руководящем участии Ленина проведены 1-й (март 1919) – 4-й (ноябрь – декабрь 1922) конгрессы Коминтерна. Завоёванная ценой тяжелейших людских и материальных жертв победа в Гражданской войне обернулась острейшим политическим и экономическим кризисом Советского государства, массовым недовольством политикой "военного коммунизма" и прежде всего продразвёрсткой. Крутой поворот РКП(б) к нэпу в марте 1921 связан с именем Ленина. Вобравшая в себя сотни тысяч рабочих и крестьян, "не знавших, – по определению Суханова, – иной выучки, кроме царской нагайки" (указанное сочинение, т. 2, кн. 3-4, с. 23), опьянённая вчерашними успехами на полях сражений большевистская партия не сразу поняла катастрофичность ситуации. Многими, главным образом молодыми, коммунистами переход к нэпу был воспринят как отступление от завоёванных рубежей. В мае 1921 Ленин писал: «...кто не понимает смены лозунга "гражданская война" лозунгом "гражданский мир", тот смешон, если не хуже» (ПСС, т. 44, с. 78), в ноябре: «Новым в настоящий момент является для нашей революции необходимость прибегнуть к "реформистскому", постепеновскому, осторожно-обходному методу действий в коренных вопросах экономического строительства» (там же, с. 221), и далее: «Настоящие революционеры погибнут (в смысле не внешнего поражения, а внутреннего провала их дела) лишь в том случае, – но погибнут наверняка в том случае, – если потеряют трезвость и вздумают, будто "великая, победоносная, мировая" революция обязательно все и всякие задачи при всяких обстоятельствах во всех областях действия может и должна решать по-революционному» (там же, с. 223). Новая экономическая политика предусматривала постепенный переход к социализму на основе смешанной экономики (включавшей социалистический, госкапиталистический, частнокапиталистический, мелкотоварный, патриархальный уклады) (см.: ПСС, т. 43, с. 207), широкого использования товарно-денежных отношений: "...теперь допущены и развиваются свободная торговля и капитализм, которые подлежат государственному регулированию, а, с другой стороны, государственные предприятия переводятся на так называемый хозяйственный расчёт, то есть по сути в значительной степени на коммерческие и капиталистические начала" (ПСС, т. 44, с. 342). Несмотря на тяжелейшие последствия голода 1921, начался процесс быстрого восстановления экономики страны. К. Каутский, постоянно полемизировавший с Лениным, констатировал: "Нужно быть сумасшедшим, чтобы не признать величия Ленина. Собрать в единое целостное государственное образование погрязшую в анархии, подстерегаемую со всех сторон контрреволюцией, до смерти вымотанную Россию – это достижение, равное которому вряд ли можно найти в истории" (Kautsky К., En Brief uber Lenin, в книге: Kairtsky gegen Lenin, Bonn, 1981, S. 81). Состоявшийся 27 марта – 2 апреля 1922 11-й съезд РКП(б) был последним, на котором присутствовал и выступал Ленин. Он оправдывал и считал нормой утвердившуюся в стране однопартийность и был решительным сторонником жёсткой дисциплины в РКП(б). По настоянию Ленина 10-й съезд РКП(б) (март 1921) принял резолюцию "О единстве партии", которая, формально не отрицая внутрипартийную демократию, запрещала любую фракционную деятельность. Очень скоро эта резолюция стала использоваться для пресечения любой попытки критики партийного руководства. Отстаиваемый Лениным принцип в построении партии ("демократический централизм"), получив одностороннее истолкование, способствовал её превращению со временем в стержень складывавшейся в стране авторитарно-бюрократической системы. Выступая за демократизацию советского общества, свёрнутую в годы Гражданской войны, Ленин ставил ей жёсткие ограничения, защищал большевистскую монополию на власть. На предложение о введении свободы печати отвечал: "Мы самоубийством кончать не желаем и потому этого не сделаем" (ПСС, т. 44, с. 79). Как государственный деятель Ленин отличался воинствующим атеизмом, жестокостью в борьбе с влиянием церкви. В марте 1922 призвал, используя ситуацию голода в Поволжье, провести изъятие церковных ценностей "с беспощадной решительностью... Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать" ("Известия ЦК КПСС", 1990, № 4, с. 193). Непомерно напряжённая работа и ранение подорвали здоровье Ленина. В мае 1922 он тяжело заболел и лишь в начале октября вернулся к работе, но в декабре болезнь обострилась, и Ленин был переведён на лечебный режим. Последние год - полтора жизни Ленина трагичны. Болезнь не давала возможности довести до конца задуманное и начатое. Между его ближайшими соратниками развернулась борьба за "ленинское наследие". Как свидетельствовала Н.К. Крупская, его болезнь усугублялась "нравами, водворившимися в наших верхах" ("Известия ЦК КПСС", 1989, № 2, с. 202). Превозмогая болезнь, Ленин в конце декабря 1922 – начале февраля 1923 продиктовал ряд статей и писем, составивших его "Политическое завещание" и предназначенных для 12-го съезда партии. В них Ленин поставил вопрос о необходимости "признать коренную перемену всей точки зрения нашей на социализм", наметил в общих чертах направление этой перемены: социализм – строй цивилизованных кооператоров при общественной собственности на средства производства; перенесение центра тяжести на мирную организационную, культурную в широком смысле слова работу (см.: ПСС, т. 45, С. 373, 376-77). Обосновывая план федеративного союза равноправных республик – СССР, Ленин писал: «Я, кажется, сильно виноват перед рабочими России за то, что не вмешался достаточно энергично и достаточно резко в пресловутый вопрос об автономизации... Видимо, вся эта затея "автономизации" в корне была неверна и несвоевременна. Говорят, что требовалось единство аппарата [союзного государства. – Автор]... "свобода выхода из союза", которой мы оправдываем себя, окажется пустой бумажкой, неспособной защитить российских инородцев от ...насильника, каким является типичный русский бюрократ» (там же, с. 356 – 57). И далее: "...надо ввести строжайшие правила относительно употребления национального языка в инонациональных республиках, входящих в наш союз" (там же, с. 361), а возвращаясь к вопросу о едином государственном аппарате: "...оставить союз советских социалистических республик лишь в отношении военном и дипломатическом, а во всех других отношениях восстановить полную самостоятельность отдельных наркоматов" (там же, с. 361-362). В "Письме к съезду" Ленин предложил переместить И.В. Сталина с поста генерального секретаря на другой пост, убеждённый, что он, сосредоточив в своих руках необъятную власть, не сумеет пользоваться ею "достаточно осторожно" (там же, с. 345– 46). 10 марта 1923 у Ленина произошло новое обострение болезни, которое окончательно вывело его из строя. В мае Ленин был перевезён в Горки. 21 января 1924 в 6 часов 50 минут после очередного приступа болезни Ленин скончался. Смерть Ленина вызвала разнообразные, часто взаимоисключающие итоговые оценки его деятельности. Так, Сунь Ятсен на траурном митинге в Кантоне, обращаясь к портрету Ленина, говорил: "За многие века мировой истории появились тысячи вождей и учёных с красивыми словами на устах, которые никогда не проводились в жизнь. Ты, Ленин, исключенье. Ты не только говорил и учил, но претворил свои слова в действительность. Ты создал новую страну. Ты указал нам путь..." ("Глазами человечества", с. 107– 08). У. Черчилль писал о Ленине: "Ни один азиатский завоеватель, ни Тамерлан, ни Чингисхан, не пользовались такой славой, как он. Непримиримый мститель, вырастающий из покоя холодного сострадания, здравомыслия, понимания реальной действительности. Его оружие – логика, его расположение души – оппортунизм. Его симпатии холодны и широки, как Ледовитый океан; его ненависть туга, как петля палача. Его предназначение – спасти мир; его метод – взорвать этот мир. Абсолютная принципиальность, в то же время готовность изменить принципам... Он ниспровергал всё. Он ниспровергал Бога, царя, страну, мораль, суд, долги, ренту, интересы, законы и обычаи столетий, он ниспровергал целую историческую структуру, такую как человеческое общество. В конце концов он ниспроверг себя... Интеллект Ленина был повержен в тот момент, когда исчерпалась его разрушительная сила и начали проявляться независимые, самоизлечивающие функции его поисков. Он один мог вывести Россию из трясины... Русские люди остались барахтаться в болоте. Их величайшим несчастьем было его рождение, но их следующим несчастьем была его смерть" [Churchill W.S., The Aftermath (The World Crisis. 1918-1928), New York, 1929, p. 64-66]. К. Каутский признавал: "Наши разногласия не должны делать нас слепыми к величию усопшего". П.В. Волобуев
 

Поиск по сайту

Свежие новости

Голосование

В чьих интересах работает антикризисная программа власти?
 

Авторизация на сайте


Политический словарь

А
а2 а3 а4 а5            
Б б2 б3 б4 б5 б6 б7          
В в2 в3 в4             
Г г2 г3 г4 г5            
Д д2 д3              
Е                
Ж                
З                
И и2 и3              
К к2 к3 к4 к5            
Л л2               
М м2 м3 м4             
Н н2               
О о2               
П п2 п3 п4 п5            
Р р2 р3              
С с2 с3 с4             
Т т2               
У                
Ф ф2               
Х                
Ц                
Ч                
Ш                
Э э2               
Ю                
Я                
Symbol